МАСТЕРСКАЯ
|
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
 
 
Архстройдизайн - Статьи и видео



Малоэтажная застройка – возвращение к Родине
О трансформациях современной субурбии, резортной специфике и перспективах рекреационной модернизации в Крыму
Круглый стол на тему: «Зарубежные инвестиции в малоэтажное строительство в России»
Видео-интервью Концептуал ТВ
Алексей Иванов в телепередаче «Проект мечты» — Усадьба TV
«Проект мечты» с Уборевичем-Боровским и Алексеем Ивановым — Усадьба TV
Рост мегаполисов – это общемировая тенденция…
Профессиональная архитектура снимает риски
Собрание сочинений
Зазеркалье архитектурного проекта
От доступного жилья до курортов, или центробежный рецепт для столицы
Загородные поселки – переход в новое качество?
Время прагматизма
Происходящее сейчас не кризис, а стабилизация…
Ереванский конкурс
Дома будут строить всегда
Преломляя Калифорнийский опыт


 

 

 

 

 

Зазеркалье архитектурного проекта

Договориться о встрече с известным московским архитектором Алексеем Ивановым оказалось не так-то легко, и когда нам все же удалось окунуться в его творческую и деловую кухню, стало ясно, почему. Руководителю современной архитектурной студии приходится решать такое количество самых разнообразных вопросов, что запланировать часок для общения с журналистом совсем не просто, и уж тем более сложно выкроить под это целый день. Тем более что встречи с заказчиками и решение с ними самых разнообразных вопросов — художественных, творческих, административных, финансовых, бюрократических и многих, многих других — зачастую не предполагают присутствия молчаливого или лезущего с наивными вопросами свидетеля. Все решилось неожиданно просто — во время очередного телефонного разговора выяснилось, что мы с Алексеем соседи по району, живем в Новых Черемушках. Так что начать общение мы решили по дороге в офис.

9.00-9.30

В том чтобы выезжать на работу в 9 утра, казалось бы, нет ничего необычного, однако Алексей говорит, что последнее время предпочитает ездить на работу позже, приезжать не раньше 10. На то есть масса причин — и определенный спад в заказах (сейчас уже не приходится работать, как раньше, по 12-14 часов в сутки, хватает и 10-ти). Наконец, пробки — в 9 утра еще самый час пик и на утро Алексей предпочитает, назначать все необходимые встречи, поездки. Журналисту, впрочем, в данном случае такая ситуация на руку — есть возможность расспросить человека в более менее спокойной обстановке. Собственно, пробки мы для начала и обсуждаем.

Конечно, говорит Алексей, это огромная проблема для такого мегаполиса, как Москва. В отличие от европейских столиц, того же Лондона, например, здесь несколько «центров притяжения», отсутствует удобная среда для пешеходного передвижения, совершено множество градостроительных ошибок, накапливавшихся годами.

Делать выбор в пользу метро стали даже обеспеченные граждане.

– Вчера ездили с бывшим президентом МТС осматривать один объект, — рассказывает Алексей, — так когда договаривались, он меня спрашивает — «ты как поедешь, по-модному на метро или по старинке?».

Сам Алексей Иванов, однако, остается убежденным автомобилистом и на общественный транспорт пересаживаться не собирается. Причины для этого, можно сказать, экзистенциальные — он слишком ценит свое личное пространство, индивидуальную независимость, в том числе от толпы. Собственная машина — своего рода остров-крепость в потоке людей. Более того, даже автомобили Алексей выбирает «эгоистических» моделей — трехдверное купе БМВ 6 для лета и трехдверный Джип Рэнглер для зимы и бездорожья. На последнем мы и продвигаемся по пробкам.

– Я ведь обычно не езжу с компанией, у меня в машине три человека не чаще раза в месяц может оказаться. А для семейных поездок у жены своя машина имеется… — поясняет такой выбор моделей Алексей.
Но на самом деле есть и еще одна причина, по которой архитектор не может обойтись без автомобиля. С собой часто приходится возить проекты, альбомы, различные наглядные материалы для заказчика. Со всеми этими вещами в метро будет, конечно, совсем неудобно.

9.30-10.00

Не успели мы поговорить об автомобилях (кстати, Алексей, как и я, даже на дачу уже предпочитает ездить ночью — во избежание заторов), у него раздается телефонный звонок, а значит, мои надежды узнать побольше о собеседнике по дороге в офис могут потерпеть крах.

Звонок, между тем, оказался небезынтересный — это беспокоят из Калифорнии, надо решить несколько вопросов по очередному архитектурному проекту. За океаном уже поздний вечер, но партнер Алексея специально задержался на работе, чтобы дождаться московского утра. Разговор достаточно долгий, благо мы стоим у выезда на Ленинский проспект. За это время партнеры договорились перекинуть генплан, американцы обещали помочь с проектом презентации, подготовить необходимые материалы. Алексей, в свою очередь, обещает выслать в ближайшее время свои эскизы по американским вопросам.

Связи с США у Иванова очень давние, в начале 90-х он уехал в Калифорнию и работал в крупной американской проектной компании. Карьера там складывалась очень успешно, и Алексею даже предлагали эмигрировать в Штаты, но, как он сам говорит, к счастью передумал. Эмиграция, по его словам, трагедия для человека — это ломка своих привычек, образа жизни. И ради чего? Выбросить 5-10 лет своей жизни ради кредита за дом (не лучший) и возможности по телефону спрашивать друзей: «И как вы можете жить в этой ужасной России?».

Оценив перспективы развития России, Иванов принял решение вернуться и открыть здесь собственную архитектурную студию. И не прогадал, ни разу не пожалел об этом. Уже среди его первых клиентов оказалась компания МТС, для которой он реконструировал и спроектировал целый ряд зданий в центре Москвы, одновременно началось активное проектирование загородной застройки.

– В США сейчас очень быстро проектируют и строят — два месяца на проект из ста домов, за полгода его возводят, еще за полгода он заселяется, — комментирует Иванов свой разговор с Америкой, — У меня был там опыт, когда я в декабре спроектировал, а в июне уже увидел фотографии построенных домов. Такой короткий цикл позволяет быстро набирать опыт, учиться на своих ошибках. В России иначе. У меня есть проект 2007 года, который до сих пор не построен. «Бельгийскую деревню» мы спроектировали в 2005-2006 году, строилась она до 2010-го года, сейчас только заселяется.

10.00-12.00

Уже 10 часов утра, а мы только подъезжаем к Леонтьевскому переулку. Разговор невольно возвращается к пробкам. Алексей рассказывает о проблемах очередного проекта:

– Мы сейчас проектируем огромные жилые районы в Подмосковье. И инвесторы есть, и желающие жить, и желающие жилье возводить, и платить за это. Огромный красивый район, река, можно строить, одна проблема — как туда доехать. Необходимо делать огромную систему транспортных развязок, как в Лос-Анджелесе, разгружать МКАД, въездные магистрали. Москва не сможет развиваться иначе.

Офис принадлежащей Иванову компании «Архстройдизайн АСД» расположен в старинном московском доходном доме постройки ХIХ века, неоднократно, конечно, перестроенном, не избежавшим и реконструкции уже в недавние годы. В результате получился достаточно уютный камерный жилой комплекс с рядом помещений под офисы.

Но на этом месте стоял дом принадлежавший семье Мартынова и в нем часто бывал М.Ю. Лермонтов

В офис ведет собственный подъезд, на первом этаже расположен небольшой холл с барной стойкой и кухней в задней комнате. Наверх поднимается лестница в два пролета — на втором этаже расположены рабочие помещения в виде разноуровневой студии и кабинет Алексея Александровича. Все это помещение у него в собственности — «мне психологически необходимо быть на своей территории» — говорит Иванов.

Нас встречает молодая симпатичная сотрудница — по ее словам, к совещанию все готово, но звонили два архитектора — один заболел, другому надо везти сына на важное мероприятие. Ничего не поделаешь, это уважительные причины, между тем вопросы, которые предполагалось обсуждать, напрямую касаются этих сотрудников, потому что их проект идет скоро на утверждение в Мытищинскую архитектуру. Иванов созванивается с ними, уточняет важные детали.

Вопросов много — работы, после двух месяцев затишья, в последнее время прибавилось. С начала года студия Иванова столкнулись с целым валом коммерческих предложений, их только сейчас надо обработать десяток, не меньше. Совещание начинают с распределения заданий, когда, кому и что надо делать. Сотрудники уже успели написать два предложения по Архангельску и Ленинградской области. Пошла работа по корректировке генплана в поселке «Мечта», надо выдать новое задание архитектору. Вчера по Раменскому сдали проект под большую застройку, получили замечания, надо над ними работать.

Еще одна проблема появилась по торговому центру на Киевском шоссе — Иванов изменил конструкцию стены и в результате весь объект съехал за границы отведенного участка, не намного, на полметра, но теперь надо придумывать, как выкрутиться. Улыбаясь, добавляет, что иногда проверяет свои архитектурные решения по Луису Канну. Знаменитый архитектор сказал, что «хорошая архитектура дает великолепные руины». Вот и надо представить свой объект, каким он будет лет через 100.

Обсуждение прерывает очередной звонок. Вопрос, похоже, серьезный — совещание приостанавливается, пока Иванов обсуждает очередную проблему. Дело в том, что сейчас он как генпроектировщик новой застройки вынужден решать вопросы технического заказчика, которые, в общем-то, архитектора и не касаются. Инженеры «Архстройдизайн АСД» вынуждены составлять техзадание на экологию, вместо того, чтобы техзаказчик сам решал эти проблемы.

Вопрос касается участка в районе, где уже были по полной программе сделаны экологические исследования, и сейчас надо выйти на компанию, которая их проводила, связаться с ней, чтобы вычленить свой участок в 15 га из общей группы, разобраться, какие исследования надо провести, какие потеряли актуальность, каких нет и т.п. Между тем инженеры «Архстройдизайна» по экологии достаточно узкие специалисты, они поставят задачу, а исследования на радиацию, на отходы, на состав почвы и так далее должна проводить профильная организация.

12.00-15:00

– Это одна из особенностей развития темы с поселками, — поясняет после совещания Алексей Александрович суть вопроса. Мы в основном любим делать общественные здания или дорогое жилье, там хоть что-то можно придумать. Но в последние годы основные объемы дают именно коттеджные поселки. В какой-то момент меня стали нанимать как генпроектировщика, перекладывать функцию техзаказчика, а в нынешней ситуации, когда приходится брать любые заказы, мы вынуждены соглашаться на то, чтобы брать на себя и эти функции. Раньше архитекторы от этого «черного хлеба» морду воротили — «что это за работа, где я ничего придумывать не могу, удивить мир не могу». А теперь руководитель архитектурного проекта должен этим заниматься, потому что принцип такой у заказчика: «ты архитектор, занимаешься интерьерами — ну и поселок мне можешь построить. Вы же проектировщики — ну, значит, можете и радиацию посчитать». Раньше мы смеялись над такими предложениями, а теперь иногда соглашаемся. Зато это дает нам дополнительных заказчиков. Какие-то задания составляет наш конструктор, на геологию, например, мы уже легко делаем.

Все эти пояснения Алексей дает снова в машине — мы отправляемся на объект в Подмосковье. Днем двигаться удается быстрее, так что через час мы уже на месте. Заказчик — непростой человек, и меня просят не фотографировать и не записывать беседу. Я обещаю ее даже не слушать и не запоминать, тем более все равно мало что понимаю в обсуждаемых проблемах — они слишком специфичны и носят узкопрофессиональный характер.

На обратном пути Алексей Александрович признается, что не очень любит такие выезды, хотя иногда они бывают полезны. Его рассказ прерывает очередной звонок — сотрудники рассказывают, что по экологической экспертизе выслали заказчику требуемые материалы, правда, пока не все вопросы удалось прояснить. Работа над этим продолжается, а заказчик обещал «изучить то, что есть и подумать».

Момент для архитекторов не очень приятный — они вынуждены заниматься не своим делом, и непонятно, как еще заказчик сможет оценить то, что удалось сделать. По дороге в офис меня высаживают «на обед», Алексей возвращается в мастерскую говорит, что ему нужно полтора часа для того чтобы закончить вчерашний эскиз. Разрабатывается новая тема — силуэтная архитектура — надо дорисовать.

15.00-15.30

Вскоре должно начаться очередное совещание — на этот раз заказчик целой делегацией приедет в гости к Иванову. Пока мы их ждем, архитектор рассказывает о некоторых уже реализованных проектах. Раскладывает кальки с «индейским» орнаментом. На полях черно-белые иллюстрации: перспективы улиц, дома. Эмоционально, непонятно.

«У ВТБ была территория на Рублево-Успенском шоссе, порядка 100 га с большой охранной зоной газопровода, которую мы с ними определили под парк. Сделали там три типа застройки — отдельно стоящими арендными домами, блокированными домами с жилой единицей, и 5-6 этажными квартирными домами». Благодаря этому принципу Иванов создал очень интересную линейку, которую назвали «Антология» — получился набор решений в диапазоне от консерватизма до футуризма.

15.30-16.00

Гости задерживаются — им тоже мешают московские пробки. Рассказ Иванова прерывает следующий звонок — это опять по экологической экспертизе. Разговор долгий — становится ясно, что результат не вполне устраивает заказчика, что-то не так, они не могут получить необходимых решений. После обсуждения сложившейся ситуации — какие еще можно предпринять шаги, какие требования выполнимы, в какие инстанции можно обратиться — результат все же положительным не назовешь. Клиент сообщает, что вынужден пока приостановить проект.

Наконец, приходит делегация очередного заказчика, и Иванов переключается на новый проект — это снова коттеджная застройка. И один из ключевых вопросов — организация подъездных путей, КПП и т.д. и т.п.

16.00-20.00

Совещание оказалось очень долгим, с перерывами на кофе и чай. Обсуждается великое множество проблем — и административные, и технические, и землепользовательские, и финансовые и дизайнерские решения, и многое, многое другое. Предлагаются и отвергаются различные варианты, иной раз кажется, что уже все пришли к удачному решению, и вдруг кто-то находит целый ряд резонных возражений. Идет рисование, одновременно демонстрация аналогичных новаций в Америке и Китае.

К совещанию периодически подключаются и другие сотрудники, специалисты и архитекторы «Архстройдизайна» — когда вопросы касаются их компетенции или участка работы. Да и сам руководитель студии периодически убегает куда-то в ее недра и возвращается, держа в руках большие бумажные «простыни», покрытыми черно-белыми или разноцветными чертежами.

Несмотря на то, что вопросы решаются сложные, и за ними стоят большие деньги, обстановка на удивление теплая, доброжелательная и творческая — кажется, что мы за кулисами какого-то театра, где продюсеры, режиссеры и художники обсуждают очередную постановку.

20.00-21.00

Делегация заказчиков уходит только после 8-ми вечера, но зато результатами вроде бы все довольны.

– Вот так рождается очередной коттеджный поселок, — комментирует Алексей Александрович. Таких работ нами выполнено уже очень много. Если говорить об элитных поселках в Подмосковье, на нашем счету не меньше половины: это «Графские пруды», «Бельгийская деревня», «Новый свет», «Жемчужины», «Величъ»… И много застройки по России — Краснодар, Мурманск, Хабаровск, Пенза, Киров, Ижевск, Ростов-на-Дону, Анапа, Уфа, сейчас в Самаре строят, под Питером есть три поселка.
Время позднее, но многие архитекторы еще на рабочих местах (у него работают красивые девушки — как же они добираются так поздно?), трудятся у своих компьютеров. Времена кульманов давно прошли, однако есть вещи, над которыми прогресс не властен — каждый проект начинается, как и во времена Леонардо Да Винчи (надеюсь, читатель простит мне столь громкое сравнение, но ведь так и есть) с рисунка карандашом от руки, который только затем превращается в элегантный строгий чертеж.

Иванов подходит к каждому из архитекторов, и они живо обсуждают то, что рождается сейчас на мониторах, продолжается рисование.

Продолжаются и звонки — в частности, Иванову напоминают, что завтра вечером его пригласили на вручение очередной архитектурной премии (его кабинет, надо сказать, весь покрыт дипломами разных лет). Еще один звонок — говорит сыну, что в воскресенье они идут на Чака Берри. Почти сразу же звонят из Италии, рабочий день у них еще в самом разгаре. В этой стране у студии Иванова также есть проект — реконструкция небольшой виллы, но Заказчик человек сложный, часто меняет решения. В общем, несмотря на вечер, работа еще кипит, а ведь прошло уже почти 12 часов.

А ведь впереди есть и еще дела — в гости к Алексею приходит группа его коллег-архитекторов. Чтобы не мешать другим сотрудникам, они решают перебраться для общения в совершенно другое место — оказывается, у Иванова неподалеку есть еще одно помещение, его старая мастерская, которую он переоборудовал в штаб-квартиру, где можно проводить «закрытые» совещания.

Уже на выходе Алексея застает очередной звонок — по экологической экспертизе удалось выяснить кое-что новое, завтра утром переработанный проект уйдет заказчику. Возможно, тему еще удастся поднять…

***
Увы, один день не может вместить все характерные события в рабочем графике крупного архитектора. Тут бы неделю взять, за которую были бы и новые объекты, и курсы итальянского языка, и обязательный теннис с друзьями… Наконец, светские мероприятия, вроде вручения наград и премий за профессиональные достижения. А их у Алексея Иванова впереди еще, несомненно, немало.

Статья взята с сайта www.cottage.ru



 
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
|
ПАРТНЕРЫ
|
ПРОДАЖА ПРОЕКТОВ
|
АРХИВ
 

 


  По вопросу проектирования
  звоните по телефонам: +7 (495) 692-13-48, +7 (495) 692-17-07
  или пишите на info@archaos.ru