МАСТЕРСКАЯ
|
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
 
 
Архстройдизайн - Статьи и видео



Малоэтажная застройка – возвращение к Родине
О трансформациях современной субурбии, резортной специфике и перспективах рекреационной модернизации в Крыму
Круглый стол на тему: «Зарубежные инвестиции в малоэтажное строительство в России»
Видео-интервью Концептуал ТВ
Алексей Иванов в телепередаче «Проект мечты» — Усадьба TV
«Проект мечты» с Уборевичем-Боровским и Алексеем Ивановым — Усадьба TV
Рост мегаполисов – это общемировая тенденция…
Профессиональная архитектура снимает риски
Собрание сочинений
Зазеркалье архитектурного проекта
От доступного жилья до курортов, или центробежный рецепт для столицы
Загородные поселки – переход в новое качество?
Время прагматизма
Происходящее сейчас не кризис, а стабилизация…
Ереванский конкурс
Дома будут строить всегда
Преломляя Калифорнийский опыт


 

 

 

 

 

От доступного жилья до курортов, или центробежный рецепт для столицы

Статья из журнала "Архитектурный Вестник"

Архитектуру можно представить как регенерируемый продукт – меняющийся, исчезающий и вновь рождающийся в зависимости от пожеланий потребителя. Либо как Бастион Сопротивления, сохраняющий ценности классической культуры. Архитектура, на протяжении веков являясь средством противостояния человека хаосу мироздания и – одновременно – макетом мироустройства, неизбежно провоцировала состояние конфликта природы, с одной стороны, и организованной среды обитания – с другой. В III веке до н. э. жители бежали из Микен – города, построенного Гипподамом, спасаясь от тогдашнего экологического кризиса. Конфликт и взаимодействие города и природы являлись предметом постоянных архитектурных размышлений.

Современная архитектура, стартовав в начале XX века как архитектура социальных реформ и промышленных технологий, к концу столетия столкнулась с вызовами нового времени – информационным обществом, экологическим императивом и пр. Изменения происходят настолько стремительно, захватывая все новые территории, что архитектура не успевает меняться вслед за трансформирующимся обществом. Как в 1930е и 1960е годы, она, можно сказать, остановилась в ожидании новых решений. Главная проблема, стоящая сегодня перед архитектурным цехом – не поиск утопических социальных идей и моделей, но нащупывание компромисса между средой обитания человека и природой. К XXI веку крупные города пришли с общими проблемами. Развитие индустрии и промышленных технологий привело к ущербному представлению о городском ландшафте как бетонноасфальтном пространстве, зажатом между устремленными ввысь небоскребами. Массовая культура растиражировала этот образ. Сохранившиеся городские парки и заповедники превращаются в пустоши, с большим трудом оберегая свои границы от наступающей застройки.

Европейские, американские, российские города сталкиваются с проблемой наплыва мигрантов, нуждающихся, но не имеющих возможности приобрести или арендовать жилье. Жилищное строительство в современных городах имеет множество ограничений – финансовых, экологических, транспортных, инженерных и др. При этом прогрессирующее старение местного имущественно благополучного населения малопомалу приводит к вымиранию жилых кварталов. На этом фоне разросшийся и почувствовав ший вкус к красивой жизни, уже не тонкий слой российских архитекторов фактически оказался без городского заказа.

Москва, как и многие города, закрылась для нового массового строительства. Осталась главным образом реконструкция. Поиски пропитания смещают акценты, видоизменяют профессиональную оптику. Так, последней Венецианской биеннале Р.Колхаас выдвинул радикальную теорию реконструкции городов, предполагающую максимальную замену старого на новое.

Фактически предусматривается снос исторических кварталов, что можно считать арьергардом московского опыта по модели В.Ресина с его зачисткой исторического центра. Р.Колхаас как новый архитектурный мессия видит проблему архитектуры не в перенасыщении пространства города, но в утрате архитектурой ее социальной роли. Создание новых городовутопий – городагенерика и экогородов, появление теории инновации вместо реконструкции, возврат мо дульной архитектуры – все это попытки архитекторов найти свое массовоиндустриальное место под сенью глобальных компаний. Инициированная в 2010 г. президентом Франции Н.Саркози программа «Большой Париж» также продемонстрировала, что в большинстве из 12 представленных проектов абсолютный приоритет имеют вопросы социальные перед архитектурными. Тренд очевиден: чем меньше практической архитектуры – тем больше революционности в архитектурных манифестах.

Постановка проблемы

Обращаясь к заявленной теме: Москва столкнулась с общими для всех западных мегаполисов проблемами. Среди них:  жесткий регламент в области нового строительства;  конфликт – социальный, градостроитель ный, инфраструктурный – с прилегающими к городу территориями;  дефицит как административных, так и финансовоэкономических рычагов управления процессом развития территорий;  отсутствие проработанных стратегий и программ развития мегаполиса;  отсутствие стремления и непрофессиона лизм крупных компаний и банков в области развития мегапроектов на прилегающих территориях. Для решения этих проблем застройщики, испытывая воздействие того самого мессианского пафоса, призывают западных архитекторов в надежде решить проблемы, нерешенные на Западе. Нельзя не сказать и об отличиях московского региона от Европы с Америкой – прежде всего, это наличие свободных территорий и – главное – потребность населения в жилье. Культивировавшееся во всем мире на протяжении полувека освоение пригородов многоэтажными домами в настоящее время уступает место многообразию форм застройки.

Основные тенденции массового домостроения – это: 1) частные дома с участками и разнообразные варианты блокированных частных домов с участками и без таковых, 2) среднеэтажные – 46 этажей – кварталы, 3) различные типы курортных образований. Изменились и масштабы освоения территории: США и Европа, практически удовлетворив потребности своих граждан в жилье, застраивают в основном площадки не более 50 га. Исключение составляют курорты. Россия, заявив с середины 2000х гг. десятки мегапроектов, с трудом осваивает буквально несколько, отдав пальму первенства Китаю, а также Индии, где застройка территории в 10 000 га мегапроектом не считается. При этом во всех странах резко обозначился кризис крупных городов. Строительство новых зданий заметно сократилось.

Пример успешного развития новых жилых образований (с плюсами: новые города – технологии – рабочие места, и с минусами: уничтожение культурного наследия) – это, конечно, Китай. Он является сегодня Меккой для архитекторов всего мира и глобальным гарантом – со стороны Коммунистического правительства (что то будет, коли оно рухнет?). В основе наиболее успешных проектов лежит идеология децентрализации основного ядра – мегаполиса, развитие локальных центров с включением в их структуру парковых зон. О том же свидетельствует и общий вывод из вышеупомянутого парижского проекта – это равномерное распределение мест приложения труда и переход на новый вид проектирования – объемноландшафтный. Успех градостроительных преобразований в Лос Анджелесе последних десяти лет также основывается на принципе создания равно ценных центров, равноудаленных друг от друга. В проектах развития Шанхая и Чандигарха налицо аналогичные решения. При этом композиционным стержнем становится не комплекс зданий, а мемориальный парк. В отличие от распространяющегося мирового опыта подмосковные проекты в основном тянутся к Москве. Так, Сколково может стать наглядным примером будущего социально пространственного, транспортного и энергетического кризиса: на дорогой земле в престижном районе надо разместить 30 тысяч работающих, а значит – более 100 тысяч жителей. А это дороги, инженерные и транспортные объекты, предприятия обслуживания, мусоропереработки и пр. И все выходит на три полосы МКАД. Строительство такого объекта во Владимирской или Ярославской области могло бы положительно повлиять на экономику этой территории, решить проблему занятости, транспортного обслуживания и пр. Но земельные спекуляции, повидимому, оказались более весомым аргументом.

Фактически по тому же пути идет и развитие университетских центров МИФИ и МИСиС. Между тем, развитие центров малых городов, новых мест приложения труда и строительство вокруг них жилья могло бы стать альтернативой развитию примосковских территорий с его центростремительным вектором. Речь идет о тех же трех основных направлениях – малоэтажном частном жилье, среднеэтажном – 46 этажей – многоквартирном жилье и курортнорекреационных образованиях. Нынешние особенности включения ландшафта в структуру застройки предполагают отсутствие границ владений и межевых преград, «незаметный переход парковой зоны в окрестности», если воспользоваться формулировкой архитектора XVIII в. Шефтсбери, а главное – типологическое разнообразие ландшафтных парков: тут и тематические, и исторические, и рекреационные, и спортивные, и мемориальные, и игровые, и археологические, и водные, и природоохранные.

Жизнеспособность массового малоэтажного жилья как места постоянного проживания в отличие от дачного формата непосредственно связана с приближенностью к местам приложения труда. При транспортном коллапсе московского мегаполиса полноценное частное малоэтажное жилье возможно лишь по соседству с новыми центра ми активности, но никак не вблизи Москвы. Такими центрами могли бы стать новые научные города: Дубна, Звенигород, Чехов и пр. Квартальная застройка, представляющая собой самодостаточные кластеры из 46 этажных многоквартирных домов, становится популярной у девелоперов. Вызов – ответ Ниже предлагается краткий обзор вышеуказанных трех типов освоения территорий, прилегающих к мегаполисам в различных странах.

Среди базовых принципов такого освоения:  необходимость дисперсной организации мест приложения труда, обслуживания и досуга в поселенияхновых центрах активности, их дистанцирование от мегаполиса;  развитие транспортной инфраструктуры;  следование экологическим приоритетам, организация заповедных территорий. Любопытно, что эти принципы оказываются созвучными давнишнему документу – «За данию и составлению экспериментальных проектов планировки», датированному 1959 годом1, где сказано, что городаспутники должны располагаться, как правило, на расстоянии 5080 км от центра агломерации. «Красота местной природы и особенности территории городов должны быть учтены при проектировании. Для оптимальных жилищных условий необходим тщательный учет демографии населения, исходя из того, что каждый член семьи должен иметь свою комнату… На одного жителя следует принять 15 м2. Целесообразно ориентироваться на высший уровень обеспеченности зелеными насаждениями. Для среднего города 23 м2 на человека… Городские зеленые насаждения должны составлять единую систему с пригородным лесопарковым поясом». Есть ли надежда на то, что в ближайшее время тема сохранения и развития зеленых территорий возродится?

Теперь собственно об особенностях нынешней практики строительства массовых жилых образований. Планирование массовой застройки опирается на стандарт доступного жилья. Заметим, что во всем мире отдельно стоящий частный дом можно назвать доступным лишь условно, имея в виду его доступность среднему классу. А.Хомяков так описывает появившийся в 1990е годы тип доступного жилья в Германии: «Здесь играет давняя мечта европейского человека жить в собственном доме с садом и всегдашняя ограниченность ее реализации в силу дефицита территориальных ресурсов». Но доступный собственный дом необходим как основа социальной стабильности. Ф.Д.Рузвельт в 1944 году в обращении к Конгрессу отметил, что одним из экономических прав американских граждан является «право каждой семьи на достойный дом» («The right of every family to a dеcent home»). Кстати, Ф.Энгельс говорил о пролетариате, владеющем собственным домом, как о силе, тормозящей развитие революции. Сопоставим тамошние и здешние реалии.

Сегодняшний российский опыт строительства малоэтажного жилья охватывает поселки от 3050 до 600 га. Адресатом является семья из 34х человек с совокупным доходом 1,52 тыс. $ в месяц. Для экономного жилья – норма 21 м2/чел., комфортного – 25 м2/чел. В среднем это 4 комнаты на 5 человек, площадь – 100130 м2. Участок – минимум 20х40 м. Для Европы доход выше – это 35 тыс. $, для США – 79 тыс. $ в месяц. По наблюдению А.Хомякова, возникает новый жилищный стандарт – простое, требующее ограниченных затрат на возведение и поддержание, экологическое жилье. Участок – 66,5х2035 м. Дом – 6х10 м, 2этажный с мансардой, без подвала2. Площадь участка в американском поселке – ближе к европейским стандартам. Средняя стоимость дома с участком оказывается примерно одинаковой для России, Европы и США – это 100 000 $. В московском регионе, понятно, в два раза дороже. Это при очевидной разнице в качестве. Явно завышенная стоимость земли, дорог, инженерии, банковского кредита в РФ «дают на выходе» 6570% от общих затрат.

Стоимость работ и материалов – 3035%, что делает применение энергоэффективных технологий не принципиальным в рамках итоговой стоимости дома. Или, скажем так – не слишком обременительным. Конкурсы и декларации на этот счет служат в основном для привлечения государственных фондов и создания «зеленой» упаковки. Европейский опыт планирования отличен от американского и российского. «Среди приоритетов – рационализация транспортной схемы и подведение к межгородским магистралям, минимализация свободных общественных пространств, устройство детских городских площадок и автостоянок – последние из расчета 12 на семью, и визуальная изоляция построек»3. Попробуем выделить общее в опыте строительства доступного малоэтажного жилья в США, РФ, Китае:  стремление к единому плану застройки, когда генплан дома с участком предстает как готовый продукт;  включение ландшафта в планирование территории;  отсутствие в массовой практике передовых энергоэффективных технологий – от солнечных батарей до специальных красителей и сверхпрочных материалов;  строительство как отдельно стоящих, так и блокированных домов.

Общим с Китаем и отличным от опыта США оказывается использование основных стройматериалов: бетона, пенобетона, кирпича. В Америке же широко применяется деревянный каркас. Общая тенденция, нивелирующая различия и поднимающая качество среды обитания в поселке – наличие рекреационного парка с прудом, детскими площадками, обязательная связь с природным окружением. Назначение парков в доступном сегменте жилья – рекреационное. Основной планировочный мотив генпланов в последние пять лет можно определить как антитезу регулярности, в свое время обозначенную У.Хогартом как «изгибающуюся линию красоты». Живописность как «организованное многообразие» успешно противостоит регулярству. Наряду с общим необходимо обозначить и различия:  в России меньше плотность застройки: участки в 610 раз больше, чем в США, Европе, Китае;  в России об энергоэффективности говорят чиновники, в Европе и США – безработные архитекторыинтеллектуалы;  в России на общественные пространства в поселках отводится в 23 раза меньше земли – не более 20% от общей площади участка, тогда как в США – до 4050%. Налицо приоритет частного перед общественным;  средняя площадь доступного дома в РФ в два раза меньше;  качество конечного продукта – «поселок – дом в поселке» – в России оказывается несопоставимо ниже: поселки сдаются без благоустройства, парковок, качество финансирования, проектирования и строительства – крайне низкое.

Повторимся: при том что стоимость в два раза выше;  исключительно низкий уровень транспортной инфраструктуры в РФ;  сроки освоения участка в 10 га в США и Китае – 6 месяцев под ключ, в России – 3 года;  назначение поселков в РФ по факту оказывается сезонным, по сути, дачным, так как рядом, как правило, нет мест приложения труда, тогда как в США и КНР – это постоянное местожительства. Доступное жилье: из мирового опыта Пример массовой застройки в г.Ирвайн, Калифорния показателен своими среднестатистическими параметрами. Сегодня в этой части Калифорнии покупатели жилья – на 90% выходцы из Китая, профессионалы (инженеры, ученые, менеджеры и пр.), как приезжие из КНР, так и граждане США. Минимальный дом – 300 000 $ общей площадью 250 м2 с участком 0,01 га и гаражом на 1 автомашину. Высшая планка – 700800 000 $ за дом 350400 м2. Застраиваются участки по 48 га и меньше. Наблюдается некоторое оживление в новом строительстве частных домов после трех лет стагнации. Что касается Европы, то здесь максимальный объем единовременной застройки еще меньше. Налицо отход от авангарднотычковой структуры застройки спальных районов в пользу образа города как «зримого продолжения прошлого» (Н.Хофер). Во всех успешных примерах такой реализации – районе «Даун Таун» в ЛосАнджелесе, квартале «Американо» в г.Глендейл, а также проекте «Мякинино» в Красногорском районе – архитектура существует в тесной связи с ландшафтным дизайном и парковой архитектурой. Последняя предстает как самостоятельная часть, несущая не только рекреационную функцию, но выступающая в основном как тематический парк.

В проекте «Американо» центральный парк выступает в качестве ядра. Парк тщательно зонирован: рекреационная часть – вокруг прудафонтана, детская игровая – вблизи семейного кафе, прогулочная – вдоль бутиков и киосков, имитация улицы с туристическим трамвайчиком – по внутреннему периметру. Именно парк, а вовсе не архитектура жилых домов привлекает внимание публики. Внутренняя пешеходная парковая зона, организованная как «многообразие в единстве», в 2010 году вывела проект «Американо» в наиболее популярные девелоперские проекты начала XXI века в США.

В честь застройщика даже назвали улицу – Карузо (певец здесь не причем). Проект охватом 28 га в районе Мякининской поймы, в 2010 году инициированный компанией «Миракс», отчасти основывался на опыте «Американо». В приоритете была именно пешеходная парковоландшафтная составляющая как основа планировки. Инициированный заказчиком подъем жилья и парковой зоны на общий стилобат дополнительно обострил приоритет ландшафта над транспортом. Сформулируем общие тенденции, характерные для кварталов доступного среднеэтажного жилья:  организация жилых кластеров вокруг собственных центров или вблизи малых городов – центробежная по отношению к мегаполису тенденция;  парк, предстающий в развертке: бульвар прудфонтанплощадь и т.д. – как приоритет в рамках генпланирования;  квартал 400х400 м как базовая единица планировочной сетки жилого образования;  отход от практики свободной планировки;  создание собственного инфраструктурного центра;  внимание к различным видам детского от дыха и творчества;  вывод транспорта за пределы внутриквартальных территорий и объединение внутриквартальных дворов в сеть пешеходных бульваров;  разукрупнение торговых и обслуживающих центров, создание многочисленных местных торговых, офисных и бытовых предприятий;  устройство парковок вне жилых территорий.

В США и Китае осуществляется активная реализация кварталов среднеэтажной застройки, в РФ – только проектирование. Российский застройщик не желает брать на себя социальные функции, тогда как в Европе на 400450 жилых единиц предусматривается школа, детский сад и пр. Плотность жилого фонда в Европе – 25 жилых единиц на гектар – средняя для поселков малой этажности, состоящих из таунхаусов и двухквартирных блокированных домов с участком 0,030,05 га, в России – в среднем 60 для квартальной застройки, и 10 – для поселковой малоэтажной. Курорты: из мирового опыта Курортнорекреационное строительство является наиболее перспективным направлением освоения территории вблизи мегаполисов. Гостиницы и конгрессцентры, рекреационные, тематические, детские, развлекательные, кинематографические, географические, водные, развлекательноспортивные парки, SPAкурорты, гольфклубы, активное развитие которых в 1990е годы получило название «Эффект Тайгермана», набирают популярность. Так же как и парки экстремальных видов спорта и курорты винотерапии, которые теперь есть не только в Калифорнии, но и в России (вблизи Анапы). Вокруг таких парков образуется туристическая, гостиничная, жилая застройка. Так, в городе на юге Нидерландов возник парк на 160 га, где собственно природоохранный парк занимал 60 га, гольфполе – 70 га, под соседнее жилье отведено 40 га. Что сдерживает развитие курортнопаркового направления – так это необходимость покупкиаренды значительной территории и транспортноинженерные проблемы первых этапов освоения. К этой общей для всех застройщиков головной боли добавляются проблемы взаимопонимания с проживающими по соседству людьми, охраны среды, сервитуты и обременения по большим территориям.

Рекомендации Urban Land Institutе для аналогичных курортных комплексов выглядят следующим образом:  использование особенностей ландшафта; – использование гармоничной цветовой гаммы;  использование традиционного стиля региона;  игнорирование модных тенденций в строительстве;  использование традиционно сложившихся маршрутов, дорог, путей подъезда и доступа;  использование культурных особенностей региона, местных диалектов, национальной одежды и кухни;  охрана ареалов обитания местных жителей, флоры и фауны;  сохранение характера ландшафта. При освоении территории гольфкурорта «The Reserve» в ИндианУэльсе, Калифорния, из бюджета в 135 млн $ на охрану толсторогов выделено 6 млн $, сохранение естественной среды – 20 млн $. Частные дома в целях сохранения среды обитания животных застраивались без изгороди. Проектирование велось 10 лет. Вступительные взносы в гольфклуб дополнительно пошли в Фонд защиты дикой природы. Выжил толсторог в ПалмБич или нет – неизвестно, но судьба заповедных животных в Сочи очевидна. Проект гольфрезорта, расположенного на территории 295 га, состоял из поля для гольфа – 103 га, уличнодорожной сети, клубных структур, парковок – 21 га, жилого фонда – 59 га, остальное – незастроенная территория. Стоимость земли составила 16,3 млн, строительства гольфполя – 16,0 млн, инфраструктуры и клубного центра – 55,0 млн, архитектуры, планирования, инженерии – 8,0 млн, управление и налоги – 5,0 млн.

Был создан специальный комитет из жителей города, властей и девелоперов, который обозначил стандарты архитектуры и ландшафтного обустройства. Например, было запрещено использование стиля эпохи Тюдоров и египетской тематики. Утверждена цветовая палитра из 45 тонов, 22 вида камня, 20 видов искусственного камня, 11 видов черепицы4. Для ландшафтного дизайна (в рамках природоохранных мероприятий разработчик высадил более 700 деревьев и свыше 1000 кустарников) был создан свой список из 26 видов деревьев, 100 видов кустарников, 20 типов декоративного расти тельного покрова, 3 видов виноградных лоз и множества растений, характерных именно для этого участка пустыни. Также был введен запрет на высадку 19 видов растений. Аналогичный гольфклуб «Doonbeg Golf Club» в Ирландии, занявший участок 157 га,имеет следующий состав: гольфполе – 55 га, коттеджная застройка – 8 га, заповедник – 21 га. Общий бюджет – 192 млн евро, где проектирование – 9,0 млн, мебель – 9,0 млн, гольфполе – 7,5 млн, гостиница и коттеджи – 110 млн.

В архитектуре была отражена мест ная тематика. Кроме того, дизайнеры на протяжении трех лет потратили 2 млн евро на приобретение мебели и предметов искусства XVIII и XIX в. Резортотель «Montage Laguna Beach», спроектированный моим знакомым, архитектором Клэром Месларендом, представляет собой более компактный комплекс, занимающий территорию 12 га – бывшую стоянку трейлеров, превращенную в пляжный курорт с отелем на 262 номера, СПАцентром площадью 1900 м2, 14 таунхаусами и 14 коттеджами. Из этой территории половина участка – 5,7 га – представляет собой незастроенный парк, спускающийся к Тихому океану. Вся растительность парка – а она весьма разнообразна – составлена исключительно из растений данного региона. Реализованный в сверхэлитном городе Laguna Beach, проект прошел путь в пять лет согласований, 42 общественных слушания, два референдума и два цикла согласований в комиссии по прибрежным землям. Главной особенностью проекта стала тщательная работа ландшафтных архитекторов, сумевших вписать здание, выполненное в популярном для Лагуна Бич стиле Arts and Crafts – грубый булыжник, обшивка стендоской, плоская черепица (таких построек много у Р.Стерна), в наклонный рельеф участка. Замечательно спроектирована лестница и пандусы, идущие от парка к пляжу. Проект развития курортной зоны АФ «Кавказ» в Анапе площадью 1700 га был согласован и включен в план развития города за шесть месяцев – правда, на этом все застопорилось. Гостиница и виллы образуют единый комплекс. Площадь виллы – 280 м2, участок – 1200 1400 м2. Средняя стоимость 1 м2 – 118008 руб., цена участка – 46 млн $. Как кажется, это одно из лучших мест в мире рядом с одним из лучших SPAкурортов. (Заметим, что в поселке «Усово» комод площадью 1200 м2 на участках 0,2 га – «нос к носу» – стоит 8 млн $). Проект развития курортнотуристической зоны «Золотое кольцо» вблизи Переславль Залесского – это еще одна попытка исполь зования западного опыта в отечественном курортном строительстве. Отличие проекта от многочисленных предшественников состоит в том, что строительство всетаки началось, и есть все основания предполагать завершение первой очереди гостиницы к сентябрю 2011 г. Проект предусматривает двустадийное развитие территории общей площадью примерно 200 га с возможностью освоения прилегающих земель.

Первая стадия охватывает участок 30 га и включает строительство двух гостиниц общим номерным фондом 350 номеров, 30 арендных домиков, объектов спортивной, транспортной, инженерной инфраструктуры и организацию рекреационного парка.

Вторая стадия вбирает в себя едва ли не все популярные тенденции в современном курортном строительстве: SPAцентры, тематические парки, мотели, разнообразные типы гостиничных услуг, детский отдых, семейный отдых, учитывает рост популярности шопинга и ресторанного отдыха в практике курортов. Все это вокруг комплекса гостиничных зданий с конгрессцентром.

Основной планировочной идеей стало взаимопроникновение архитектуры и ландшафта. Проектирование опиралось на базовые рекомендации, среди которых – выявление природных и исторических особенностей участка. Уникальность комплекса «Золотое кольцо» состояла в расположении курорта на знаменитом туристическом маршруте, в окружении полей и лесов, в близости к Плещееву озеру и к выдающимся историкоархитектурным центрам. Авторы сделали упор на архитектурное своеобразие гостиничного комплекса, придание курорту индивидуального облика. Здания раскрыты к парку. Тщательно срежиссированы панорамные виды. Использованы характерные для данного региона строительные материалы: кирпич, дерево, медь. Эволюция загородного жилья, откликающаяся на повышение требований общества к качеству жизни и бытовому комфорту, приводит к необходимости создания новых качественных стандартов в архитектуре. И эти новые стандарты могут быть найдены в единстве собственно архитектуры и ландшафта. В выигрыше оказываются не только счастливые обитатели новоиспеченных градобразований, но и само «материнское тело» мегаполиса, наконец"то переходящего в долгожданный режим разгрузки.



 
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
|
ПАРТНЕРЫ
|
ПРОДАЖА ПРОЕКТОВ
|
АРХИВ
 

 


  По вопросу проектирования
  звоните по телефонам: +7 (495) 692-13-48, +7 (495) 692-17-07
  или пишите на info@archaos.ru