МАСТЕРСКАЯ
|
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
 
 
Архстройдизайн - Статьи и видео



Малоэтажная застройка – возвращение к Родине
О трансформациях современной субурбии, резортной специфике и перспективах рекреационной модернизации в Крыму
Круглый стол на тему: «Зарубежные инвестиции в малоэтажное строительство в России»
Видео-интервью Концептуал ТВ
Алексей Иванов в телепередаче «Проект мечты» — Усадьба TV
«Проект мечты» с Уборевичем-Боровским и Алексеем Ивановым — Усадьба TV
Рост мегаполисов – это общемировая тенденция…
Профессиональная архитектура снимает риски
Собрание сочинений
Зазеркалье архитектурного проекта
От доступного жилья до курортов, или центробежный рецепт для столицы
Загородные поселки – переход в новое качество?
Время прагматизма
Происходящее сейчас не кризис, а стабилизация…
Ереванский конкурс
Дома будут строить всегда
Преломляя Калифорнийский опыт


 

 

 

 

 

Преломляя Калифорнийский опыт

Статья из журнала "Архитектурный Вестник"

Российских архитекторов, успевших более или менее продолжительное время приработать на Западе, можно пересчитать по пальцам; А. Иванов - один из них. В его рассказе о творческом пути - своем и возглавляемой им проектной мастерской "Архстройдизайн", российская и американская архитектура сталкиваются лицом к лицу - надо думать, не без пользы, по крайней мере, для первой из них.

- Отправная точка профессиональной биографии - 1985 г., диплом под руководством В. Кубасова. Отработав несколько месяцев в "Моспроекте-1", перешел в его мастерскую. Хорошее было время, государственный контроль несколько спал, конкурсы шли один за другим. Мы успели впрыгнуть в отходящий поезд - порядка пятнадцати конкурсных проектов оказались отмеченными. Вслед за моими коллегами могу сказать, что "Моспроект" заложил основы профессионализма. За те два-три года, что я там проработал, успел проникнуться методикой проектирования. Работая самостоятельно и наблюдая за другими частно практикующими архитекторами, убеждаюсь, что многие не совсем представляют себе порядок осуществления проекта. Талант не отменяет школу составления чертежа, прохождения всех проектных стадий; Не скажу, что я умею, но, по крайней мере, знаю, как это делать, Знаю, чего стыдиться, а чем гордиться.

И все же основную часть времени мы тратили на участие в конкурсах. Именно поэтому в свое время всей бригадой ушли: с 1987 по 1990 гг. так ничего и не было построено - возникало ощущение игры в профессию. Влились с какой-то кооператив, работали в паре с А. Чижевским, делали вид, что мы - архитекторы, и опять - как назло - ничего не строилось. В конце концов сошлись со строителями: в структуре подрядной фирмы удалось организовать проектное бюро и получить долгожданное боевое крещение на стройке. Надо сказать, что, работая еще у В. Кубасова, я съездил первый раз в Америку. Познакомился с калифорнийскими архитекторами, которые, как оказалось, были заинтересованы в контактах. Они сотрудничали с китайцами, вьетнамцами, подвернулись русские - тоже неплохо, тем более что это было тогда модно. Родилась идея архитектурного обмена. В США к ней отнеслись с удивлением, помог тогдашний первый секретарь Ю. Платонов, обеспечив оплату гостиницы, автобуса и пр. Американцы также привлекли к финансовому участию свои общественные организации. Change пять на пять состоялся.

Для нас это было хорошей школой. Появилась возможность взглянуть на самих себя в сопоставлении с нашими американскими сверстниками. Развеялись легенды о западной архитектуре; ходившие в нашей среде. Будто бы здесь все плохо, а там - море разливанное. Американцы -замечательные люди. Но в архитектуре все оказалось гораздо сложнее, чем мы думали. Ф. Гери делает одну классную вещь, а его офис, чтобы прожить, выпускает сто сараев. Мы же в подобных случаях воротили нос - дескать, это не архитектура: Пребывали в сознании, что весь Париж чертит одну за другой триумфальные арки. На самом же деле французские архитекторы с ног сбиваются, чтобы получить заказ на правильную постановку стула в будуаре или проект перестилки паркета. В Штатах, конечно, строительство шире, чем в Европе- А в то время был настоящий бум - отголосок рейгановского подъема экономики. Мы оказались, как говорят американцы, в нужное время в нужном месте.

Когда собиралась толпа поглядеть на нашу графику и, разумеется, похвалить, мы все принимали за чистую монету: Хотя это было не более чем искреннее желание людей сделать нам приятное. Впрочем, кого-то нам удалось заинтересовать. Нас даже полувсерьез приглашали работать в "LPA" -фирме, одной из крупнейших в Штатах. Приехав с ответным визитом в Россию, они предложили сделать для них пару презентаций на листах, которые затем поместили в портфолио фирмы, что, конечно, льстит. К сожалению, буквально вслед за этим (но не в связи)"1-РА" постигли проблемы - численность компании сократилась раз в пять, так что о пополнении с нашей стороны речи не возникало.

Мой третий визит в Штаты состоялся в 1992-1993 гг. - это была стажировка, а точнее, говоря откровенно, - учеба. Хотя я сидел в офисе, выполнял работу, за которую платили. Первые два месяца меня носили на руках - я чувствовал себя мастером. Научился спокойно реагировать, когда кто-то подходил: "0й, Алекс, какая перспектива!" Стойло выдать любой рисунок - аудитория была в восторге. Я думал: то, что надо - наконец-то попал. Нужно подавать на эмиграцию, жить здесь - так будет всегда. В действительности, это продолжалось до тех пор, пока я работал над SRO - Single Room Occupancy Hotel.

Дело в том, что "Bassenian-Lagoni Architects"', офис, в котором я проходил стажировку, на 90% занимался residential - проектированием поселков частного жилья. И SRO были едва ли не первым отходом от привычной типологии. То, что я делал, - на самом деле, это была чушь собачья. Я был абсолютно несведущ в нормативах - не знал ни высоту этажа, ни величину отрыва окон от земли, ни их размеров, не говоря уже о пожарных и прочих нормах. Это кажется: открыл СНиП - и все, там это внушительные тома, в которых оговорена любая мелочь. Однако на уровне эскиза с целью вызвать удивление у заказчика мне позволили порезвиться. Пока что это не было продукцией, за которую можно подать в суд. Как только документация выступает под штампом, идет к рабочему исполнению, любой отход от регламента нещадно карается. В конце концов свободный полет закончился, я приступил к тому, чем занимались все - частному жилью. И сразу понял: максимум, чего могу ожидать, это office-boy. Три года учиться, преданно, как собака, смотреть в глаза: "Да, сэр, поменять дверь". Профессионализм в любой области проектирования в Штатах настолько высок, что конкурентная борьба идет на уровне выигрыша сантиметров в подсобке для стиральной машины. Главное же, что отличает нашу ситуацию от американской: там -абсолютно профессиональные заказчики. Их девелоперы - такие зубцы, которых не обманешь ни на чем. Те новации, которыми я бросился одаривать американцев - например, какие можно нарисовать клевые декоративные элементы - оказались просто смехотворными. Я не знал элементарных вещей - сколько черепиц на навесе при входе выглядит хорошо или плохо. Для российского архитектора, не имеющего ни малейшего представления о реальном частном жилье, это большое открытие. Следует заметить, что в России вообще отсутствует традиция проектирования частного жилья. Была крестьянская изба, усадьба, особняк, доходный дом. А дальше - XX в. прошел мимо. И в мгновение ока научиться проектировать частное жилье невозможно. Это все равно что проектировать "Форд" последней модели, глядя в проспекты. И если российский рынок откроется для американцев - а это обязательно случится, так как цены на российских и западных архитекторов сравнялись - надо быть готовыми к весьма жесткой конкуренции. И слава Богу - быть может, чему-нибудь научимся.

Перед моим последним отъездом в Штаты один из заказчиков предложил услуги по открытию собственной фирмы. Так что по приезде у меня оказалась мастерская "Архстройдизайн". Стали работать с фирмой "СИАС" - А. Смирнов помог с первыми заказами. С трудом появились вторые, потом "третьи... Я убежден: если ты упорно изо дня в день выполняешь одну и ту же работу, у тебя нет другого выхода, как добиться успеха. Надо только одно время поголодать. Совместно с "СИАС" мы выполнили реставрацию и реконструкцию первого этажа Торгово-промышленной палаты на Ильинке. Потом был сервис-центр в "Совинцентре" на Красной Пресне - стал формироваться свой подход к проектированию офисов. Офис - вещь сугубо функциональная, и нормальные люди не стремятся вложить все, что у них есть, в его отделку. Значит, надо найти какой-либо один ударный момент, а все остальное - сделать в нейтральном режиме, Помимо всего прочего, подобные акценты нужны, чтобы увести внимание потребителя от низкого качества исполнения (это - российская специфика). 

Почему-то в России любые строители, даже иностранные, ухитряются халтурить. Плюс сказывается наша географическая оторванность от Европы - любую более или менее качественную вещь приходится заказывать, срок исполнения - два месяца, все предусмотреть невозможно, да еще в любой поставке случаются срывы. Начинаешь выкручиваться подручными средствами, что сразу снижает качество работы. Хороших индивидуальных вещей в городе практически нет, хотя много всего, но подавляющее большинство рассчитано на массовое потребление.

За три года работы мастерской выявилась достаточно узкая специализация. Как мне кажется, архитектор, берущийся за все, - это здорово, но бесперспективно. Надо научиться делать одну-две вещи, но так, чтобы конкуренция была минимальной.

В настоящее время мы действуем в основном в двух направлениях. Первое - это частное жилье: дома от 100 до 1000 м2 , в основном же -по 250-350 м2 , а также квартиры - две-три в год, включая строительный цикл (замечу: квартиру по насыщенности и вредности работы можно сравнить с любым объектом, вдесятеро большим по площади). Второе направление - это реконструкция зданий под офисы. Вырисовываются контуры еще годной сферы деятельности, а именно - проектирования и строительства т.н. пансионов, или, как их называют в Штатах, Single Room Occupancy Hotel.

ЧАСТНОЕ ЖИЛЬЕ
Р. Стерн, признанный классик, один из ведущих американских архитекторов в области частного жилья, поминая вызов Ле Корбюзье 1923 г. "Архитектура или революция", замечает, что "сегодня можно предложить другую, примиренческую, формулировку - "Традиция и модернизм". Просто. До тех пор, пока не начнешь проектировать. Начну с того, чему научили американцы. Прежде всего, это изначальный учет соотношения стоимости земли и стоимости дома, непременная криволинейная трассировка улиц, позволяющая создать разнообразие видовых точек, избежать расположения окно в окно, сбить иерархию - какой дом лучше, какой хуже, внимание к решению транспортных проблем, наконец, дифференциация домов в пределах одного посёлка по размеру, насыщенности дополнительными удобствами и т.п.

Однако архитектор идет вслед за девелопером. Это искусство для нас - пока неведомое. Что делает американская компания, если ей предстоит застроить большую территорию? Она осваивает ее десятую часть и, только реализовав первую очередь, приступает к следующему этапу программы. И.т.д. Наш же застройщик делит такую же по габаритам территорию на два-три участка и стремится их застроить как можно скорее, чтобы сбросить с себя эту ношу. В результате стоимость с 2 тысяч долларов за 2 падает до 1 тысячи из-за обильного предложения. Известно: если продавать товар небольшими партиями, он не будет сам с собой конкурировать. Другая проблема. У нас в одном поселке пытаются использовать несколько типов домов: 3-4-этажный многоквартирный (town-house), блокированный и отдельно стоящий. Люди обеспеченные не желают жить в блокированном, тем более - в квартирном доме. Застраивая посёлок несколькими типами домов, вы провоцируете социальный конфликт - внутри нового образования появляются богатые и бедные. Однотипная застройка может отличаться по цене в силу различий по метражу, количеству комнат, комфортности, архитектуре, отделке и т.д., в то же время избавляя от внутреннего антагонизма. В проектировании и строительстве отдельно стоящих жилых домов сегодня наметилась тенденция ухода от зданий площадью свыше 500 м2. Происходит отрезвление заказчика - речь не идет об экстравагантных клиентах, которые всегда огромное счастье для архитектора. Средний заказчик ориентируется на определенный набор помещений: среди них - связка: общая комната с камином-столовая-кухня-семейная комната с TV, спальни с обязательными гардеробными (а не просто - со встроенными шкафами) и санузлами, постирочная. Если дом - единица внутри посёлка, вовсе необязательна сауна. Стоит убедить человека не вкладывать деньги в то, что слишком удорожает строительство, не являясь, в действительности, необходимым. За счет чего сильна американская архитектура? Одно из главных преимуществ - умение работать с деталью. В частном жилье важно грамотное использование пластических, фактурных, колористических возможностей штукатурки. Что касается кирпича, его хорошо бы иметь два-три вида в пределах одного здания - пестрота придает качество историчности отделке -вспомним Англию. С голицынским же кирпичом, как ни работай - ощущается усталость материала.

Последнее наблюдение - из здешнего, отечественного, опыта. Проблема, стабильно входящая в лидирующую группу, будь то квартира или частный дом, - жена заказчика. Этому человеку непременно хочется показать, что она существует не зря на свете и последняя норковая шуба была куплена по делу, и это становится угрозой. Когда мы решим эту проблему, счастье станет совсем близко...

S ОФИСЫ
Традиция проектирования офисов в России также отсутствует. Мы - опять первопроходцы. Были департаменты и советские конторы. И те, и другие строились в соответствии с железным принципом: я - начальник, ты -дурак, предполагающим жесткую иерархию. Мы абсолютно неподготовленными вошли в информационную эпоху, когда модулем становится не живот начальника, а компьютер и другие технологические агрегаты. Современный офис эволюционирует в направлении демократизма. Интерьер современного офиса не может не отражать специфику работы данной фирмы. Еще одна тенденция связана с оформлением офисного пространства: современная скульптура, живопись, дизайн являются непременным атрибутом любого крупного западного офиса. Формирование офиса начинается с рабочего стола, имеющего развитую систему зонирования. Зонирование офиса основывается на двух основных составляющих - доступной, открытой для клиента, части, и собственно рабочих помещений. По Дж. Армани, "в развитии, пересечении, контрастности этих типов пространств и выявляется "момент истины". Если говорить об интерьере, эта истина состоит в соответствии качества продукции и того, как она преподносится". Усложняется структура офисного пространства, появляются новые социально-пространственные единицы. Первая позиция - ресепшн, место которого подвижно относительно целого: он может располагаться при входе, перед президентским кабинетом, либо между президентской и общим залом. Комната для копировальной, а также бытовой (кофемолка/кофеварка) техники должна быть ; доступна для всех сотрудников. Как правило, заказчик стремится рассадить как можно больше людей на единицу площади - в ущерб или вовсе за счет общей комнаты. В результате нарушаются функциональные связи, возникают бытовые неудобства и т.п. Еще одно "лишнее" помещение - комната для переговоров, которая должна работать не только для VIP, но и для рядовых служащих. Офисы можно подразделить на три типа. Первый тип - офис индивидуальный, характерность которого связана с определяющей ролью художественных склонностей первого лица компании. Следующий тип - общий офис - отличается известной нейтральностью, стерильностью физиогномических черт. Государственная компания или акционерное общество, как правило, не желают раздражать клиентов, имеющих различные вкусы, и склоняются к среднемировому стандарту. Наконец, последний тип - безумно дорогие офисы, ориентированные на самодовлеющий эффект потрясения воображения клиента. Наша последняя работа - реконструкция здания начала 30-х гг. под офис АО "Мобильные телесистемы" на Таганке - принадлежит ко второму типу. Ставилась задача привлечь, а не оттолкнуть клиентов, продемонстрировав, как кому-то живется на их деньги. В то же время сделать безлико - себя не уважать.

Заказчик подсказал полукруглую форму входа - я считаю, очень удачно: он как бы вытекает из основного объема, решенного в постконструктивистской стилистике (он строился по проекту шведского архитектора). Стремясь попасть в стиль существующего здания, привлекли ряд разнобойных приемов - от изменения рустовки до активного применения металлических конструкций. Именно металл сообщил зданию определенную жесткость, адресовав к 30-м гг., их простоте и конструктивной ясности, в то же время налицо перекличка с современными технологиями дня сегодняшнего. Что касается интерьера, здесь отлично сыграла команда "2R-Studio" во главе с А. Рудаковым, выступив в качестве и поставщика оборудования.

Должен сделать реверанс в сторону заказчика - это редко случается. Он шел на дополнительные затраты, когда это было необходимо. Те самые избранные акценты - скажем, металл на фасаде - нуждаются в дополнительных деньгах. Хотя в случае с рустовкой и игрой со штукатуркой непредусмотренных затрат не потребовалось. Среди других "ударных" сюжетов: на втором этаже - цветочница и фонтан, на третьем - уголок под неофициальным названием "Змея и гробик". Перед домом предполагаем установить темно-красную - непременно английскую - телефонную будку, работающую как знак и одновременно являющуюся вполне функциональным элементом. Бесплатное пользование телефоном обеспечит непреходящую очередь - в качестве рекламного трюка. Хорошая шутка - это не слишком традиционный подход к проектной задаче. Причем с финансовой точки зрения все окажется несопоставимо дешевле, чем закатать дом в гранит и навесить золотые светильники.

SRO HOTEL
Идея пансионата для длительного проживания с минимальным сервисом и максимальной независимостью постояльцев не нова для Европы. Завтрак, свобода входа-выхода, собственная комната, безопасность. Эта идея докатилась до Штатов и стала побеждать. В 1993 г., когда я там работал, в профессиональной печати она проходила как новинка сезона. Смысл в чем: существуют два типа проживания в чужом городе. Первый -номер в гостинице с колоссальным набором услуг, которыми человек не пользуется ежедневно, но за которые вынужден платить. Второй тип - частное жилье. Пансион же оказывается промежуточной формой, рассчитанной на достаточно длительное проживание.

В Америке строительством SRO занимаются девелоперы, которые изыскивают под него кредит банка - здание строится, окупается, кредит возвращается. Обычная девелоперская модель.

По проекту, который я сделал для Коста-Месы, города для среднего американца, обычный номер стоил 250 долларов в месяц, большой - на двух человек - 400-450 долларов. Это хорошая цена. Частный дом там можно снять за 700 долларов. Экономия - почти в два раза, при лучшем сервисе. В Москве цены могут быть заметно выше. В получасовой досягаемости от Кремля - порядка 300-500 долларов за комнату. 3-4-этажный пансионат содержит 150 единиц. При площади этажа 400 м2 стоимость строительства по средним московским расценкам должна составить 2 миллиона долларов. Окупаемость оказывается равной двум-трем годам. В ближайшем будущем подобный проект может быть интересен для инвесторов.

Главная проблема: при вечном российском хамстве такой пансионат может превратиться в общежитие - в случае, если стройку будет инвестировать не банк через девелопера, а две-три компании, решившие сброситься и устроить дом приюта для своих сотрудников и визитеров. Как результат - здание пустует или идет под ночные развлечения. Поэтому непременное условие - строительство и последующая эксплуатация должны находиться в одних руках. На момент получения кредита неплохо было бы заключить договор с рядом фирм на предмет будущего расселения их специалистов. В этом случае формируется социальная группа пользователей данного здания. Возникает возможность архитектурными средствами добиться его большей окупаемости. Если я буду знать, что в пансионе будут жить англичане, вряд ли там появятся циновки, напоминающие о японском доме. И т.д. и т.п. Знание общего социального адреса при проектировании интерьеров оказывается очень важным, фасад же может быть компромиссом между вкусами .пользователей, амбициями архитектора и требованиями города.

Что общего между SRO американского образца и российским пансионом?

Во-первых, это абсолютно прагматический подход к конструктивной схеме: каркас - что там, что здесь.

Во-вторых, минимизация средств, так как этот тип не должен быть чересчур богатым по архитектуре, чтобы не оттолкнуть.

В-третьих, особое внимание к транспорту. Если пансион расположен в непосредственной близости от центра города, желательно первый этаж отдать под автостоянку (подземный паркинг заметно удорожает строительство). Немаловажным условием является транспортная доступность. Наконец, в российских условиях все более актуальной становится безопасность проживающих. Я убежден в перспективности данного предприятия. Хотелось бы застолбить эту идею...

Характеризуя основные принципы работы нашей мастерской, возвращаюсь к Р. Стерну: "Архитекторы должны перестать беспокоиться относительно свободы собственного самовыражения, которая сводится к тому, чтобы сделать что-то отличное от других - вместо того, чтобы сказать нечто ясное и имеющее смысл". Проблема заключается в том, чтобы до этого смысла дойти...



 
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
|
ПАРТНЕРЫ
|
ПРОДАЖА ПРОЕКТОВ
|
АРХИВ
 

 


  По вопросу проектирования
  звоните по телефонам: +7 (495) 692-13-48, +7 (495) 692-17-07
  или пишите на info@archaos.ru